Advanced Search

АвторТема: Эту песню пели Ю.Кукин, А.Киреев и многие другие - "Случай на турбазе"  (Прочитано 538 раз)

Апрель 05, 2019, 09:49:41
Прочитано 538 раз

Оффлайн electrik

  • Супермодератор

  • *****

  • Пользователь №: 116849

  • Сообщений: 5 654

  • Сказал спасибо: 870
  • Получил спасибо: 48047

  • Дата регистрации:
    14-12-2007


  • Дата последнего визита:
    Июль 18, 2019, 23:38:21


  • Пол: Мужской


на фото - Евгений Калашников

Случай на турбазе

Мы в то лето вместе с Васей
Отдыхали на турбазе.
Я из Волги не вылазил,
Если бражки долбанул –
Что нам рифы, что нам мели,
Отдыхали, как хотели.
Возмужали, загорели,
Правда, Васька утонул.

Через полчаса с турбазы
Притащили водолаза.
Разбудили, но не сразу,
Он глаза открыл, икнул,
И «тройного» влил в аорту –
Сразу видно: парень тертый,
Спец, отличник, мастер спорта.
Правда, тоже утонул.

Прибежал директор базы:
«Не видали водолаза?»
Все духи украл, зараза!
Всю похмелку умыкнул!
«Ох, найду!» – кричит – и в катер.
Там с разбегу дернул стартер,
И умчался на фарватер.
Там, конечно, утонул.

Ставьте рубль – ставлю стольник –
Здесь Бермудский треугольник!
За покойником – покойник!
Я как крикну: «Караул»!
Из кустов в одном погоне,
Весь в репьях и самогоне,
Прибежал товарищ Пронин,
Этот сразу утонул.

А потом тонули ходко
Врач и повар с пьяной теткой,
Рыбнадзор – тот вместе с лодкой,
Ближе к вечеру – вообще:
Две комиссии с завода,
Все туристы с парохода.
И ведь канули, как в воду –
Ни привета, ни вещей.

К ночи сторож появился.
Ничему не удивился.
Говорит: «Ты что, взбесился?
Видишь Волгу? Там вчера
Поздно ночью посередке
Затонула баржа с водкой.
Может, сплаваем в охотку?
И гуляем до утра!»

----------------------
Последнюю строку Юрий Кукин пел:
И нырнул... И тишина...

вспоминает Виктор Забашта:
Познакомились мы с ним на Грушинском, у Гостевой сцены, которую я вёл. "Внося очередные коррективы" в программу, услышал от мужичка, похожего на бомжа:
- А когда Я буду выступать?
- А Вас в программе нет!"
- Я - Калашников.(Виталий Калашников был в программе)
- Не надо дурковать, Виталика я пока еще помню...
- Я не Виталик, я - Женя Калашников, который "Баржа с водкой". Все мою песню поют...
Мы прошли в наш лагерь, а на следующий день Женя почитал нам свои СТИХИ, а Андрей Крылов записал это на видео.

вспоминает Владимир Капгер:
Я запомнил его по чтению ночью у костра на Грушинке поэмы "Бродяги!" Это было сильно. Настоящий манифест бездомных. Он дочитал поэму, выпил очередной стакан водки и повалился тут же на мокрую землю спать. Подтвердил таким способом свою приверженность провозглашаемой философии...

Мы никогда у сильных не просили,
Не жили в долг, не пели на заказ...
(В.Туриянский)

Апрель 12, 2019, 21:12:07
Ответ #1

Оффлайн electrik

  • Супермодератор

  • *****

  • Пользователь №: 116849

  • Сообщений: 5 654

  • Сказал спасибо: 870
  • Получил спасибо: 48047

  • Дата регистрации:
    14-12-2007


  • Дата последнего визита:
    Июль 18, 2019, 23:38:21


  • Пол: Мужской

Цитировать
Виктор Забашта:
ЕВГЕНИЙ КАЛАШНИКОВ. БРОДЯГИ
Евгения Калашникова знали все тольяттинские литераторы, а его песню «Случай на турбазе» (или "Баржа с водкой" до сих пор на туристических и бардовских слетах распевает полстраны. Судьба сложилась не лучшим образом: две судимости, масса профессий, мест работы и жительства.
Последние годы Калашников попросту бомжевал, лишившись жилища и окончательно спившись. По слухам, он умер несколько лет назад прямо в прихожей главпочтамта, похоронен на городском кладбище в казенной безымянной могиле под неизвестным номером.


Бродяги

Пролог

Мы – бродяги. Мы – изгои.
Принимать всерьез не стоит
Нас, щетинистых и грязных.
Мы живем на новостройках,
Пристанях и в теплотрассах.

Днями воле магазинов,
У ларьков пивных и винных
Мы маячим, и прохожим
Оскорбительно противны
Наши каторжные рожи.

Мы – бродяги. Днем и ночью
От Архангельска до Сочи
Все наряды всех милиций
Мимо нас проходит молча,
Отворачивая лица.

Мы – никто. Мы – пена, плесень,
Дрянь, испитая донельзя.
И о нас, как о наценках,
Только вскользь заметит пресса.
Нас – ноль-ноль-ноль-ноль процента.

Кто-то в строчки конституций
Тычет – мол, пора очнуться!
Опустились! Видеть тошно!..
Невозможно! Нам вернуться
К прежней жизни! Не-воз-мож-но!

Да! Нам хочется в уюты,
В душ и в два горячих блюда
Сходу влезть голодным рылом,
А на третье – в сладкий пудинг
И – в перины, как в могилу.

Да, нам хочется влюбиться
И иметь не рожи – лица!
И друзей, и все такое…
Что ж нам – заново родиться?
Мы – бродяги, мы – изгои.

Часть I

Оставив детства милый берег,
В Житейском море, сквозь ветра
На корабле под флагом Веры
Мы плыли к берегу Добра.

Одних изрядно укачало,
Другие – жрались у руля,
Когда девятибалльным шквалом
На нас обрушилось: «Земля!»

Ура! Земля! Нам, желторотым,
Восторженным, еще вчера
Любая суша в этих водах
Казалась берегом Добра.

Их много кинулось на сушу
С одним желанием – пожить!
Наш «SOS» – спасите Ваши души –
Для них звучал все тише, глуше…
Они остались. Без души.

На корабле под флагом Веры
Мы новь подняли паруса.
Как назывался этот берег?
«Запретный плод»? Иль «Райский сад»?

Прочь! Как бы он ни назывался,
Там души рассыпались в прах.
Бог вам судья, всем, кто остался!
Мы плыли к берегу Добра.

Все земли, острова и страны
Прошли мы в поисках Мечты,
Нас ураган трепал на вантах,
Нас месяцами мучил штиль…

Шли годы. Годы!!! Утром ясным
Казалось: наша цель близка,
А к вечеру надежда гасла
И умирала, как закат.

Но каждый день был днем рожденья.
Лишь ночью, стоя у руля,
Мы слышали, как червь сомненья
Грызет обшивку корабля.

И многие лишались Веры.
И выбирали, наконец,
Кто – горную страну «Карьера»,
Кто – бухту «Золотой Телец».

А открыватели америк,
Завидев издали маяк,
Торжественно сошли на берег
У тихой пристани «Семья».

На корабле под флагом Веры
Мы плыли к берегу Добра,
Но у людей сдавали нервы
И в душах зарождался Страх:

Куда плывем? Мечта – мечтою,
А нам по тридцать с лишним лет!
Вдруг все окажется пустое?
Какой же мы оставим след?

Чем оправдаем эти годы?..
И – побежали. Кто как мог!
К любой земле! Куда угодно!
Лишь только б был конкретный Бог.

Мы отпустили всех. Осталось
Ноль-ноль процента. И тогда
Мы повернули круг штурвала
И взяли курс на Никуда.

Все острова в морском просторе
Мы изучили, как букварь.
И, наконец, в открытом море,
Где нас качал за валом вал,

Мы поняли, что это – враки!
Нет в мире берега Добра!
Мы с грохотом отдали якорь
И молча выбросили трап.

Нам не вернуться к вам. Химеры!
В душе сгорело все дотла.
На корабле под флагом Веры
Мы навсегда спустили флаг.

Нам не вернуться к вам. Не смогут
В нас рядом жить Добро и Зло.
Мы подожгли корабль, и к Богу
Лишь черный пепел вознесло.

Мы плаваем в Житейском море,
И долго нам не протянуть.
Но не нуждаемся в опоре
И не торопимся тонуть.

Послушайте, не станем спорить!
Пусть будет нашим личным горем
Наш долгий и ненужный путь.

Часть II

Бродяги мы. Не путайте с бичами,
Которые от водки одичали
И бросили детей, семью, работу.
Лишите их спиртного на два года –
Они, ей-богу, жить начнут сначала.

А нам давайте хоть портфель министра –
Откажемся. Увы, не видим смысла.
Ведь нам, бродягам, веру потерявшим,
Ее ни в прошлом нет, ни в настоящем,
Ни в будущем. И мы спешим напиться.

Вино – лекарство от самоубийства.
От этой пропасти, в которую однажды,
Лишь оттого, что не смоли ответить,
Зачем живете вы на белом свете,
И вы взглянули! Но, отпрянув нервно,
Схватились в страхе за любую веру.

А что есть «вера»? Это лишь страховка,
Мираж, самообман довольно ловкий.
И если по большому счету мыслить,
Коль Веры нет, так нет и смысла в жизни.

Пора бы человечеству признаться,
Что смысла нет! Удел цивилизаций –
Лишь саморазрушенье. Так к чему же
Своим трудом стараться этот ужас
Приблизить? Что за Вера
Спасет наш мир? Опять назад? В пещеры?

Слова, слова… А мы теперь у края,
Себя уже живыми не считая
И мертвыми не числя, ждем с тоскою
Лишь Чуда. Мы – бродяги. Мы – изгои.

Часть III

Одетые в куртки из кож
И в джинсы, с улыбкой лакеев,
Ханыги стоят у ларьков
И просят по двадцать копеек.

Пусть им подают иногда,
Мы лучше подохнем в овраге.
Заметили вы, что бродяги
Не просят у вас никогда?

Вот кто-то небрежно, как кость,
Нам бросит пустую бутылку
И вдруг, с подступившей тоской,
Нас тут же облает постыло.

Стоим мы средь матерных слов
С глазами побитой дворняги.
Заметили вы, что бродяги
Не могут ответить на зло?

Но как они ждут и хранят
В изломанных, выжженных душах
Хоть просто отзывчивый взгляд,
Хоть импульс на добрый поступок.

Калеку ли пустят вперед,
Расскажут ли странную небыль,
Швырнут воробьям корку хлеба,
Собаке дадут бутерброд.

Стихи прочитает поэт
Иль трагик из местной бодяги –
Ах, как это любят бродяги!
Заметили вы или нет?

Они бесконечно добры,
Они бесконечно ранимы…
Ах, как непонятны чужие миры:
Поэты, бродяги, дельфины…

На черные лица легли
Морщины как тайные знаки.
О чем? Это знают бродяги –
Родимые пятна Земли.

А люди спешат и спешат
В дома из бетона и стали…
Эй! Люди! Мы – ваша душа!
Зачем же вы нас… потерли?!

Эпилог

Звенящее утро. Хрустящие лужи.
В них солнце сверкает, как сотни жемчужин.
Все кончено. Знаю. Могло быть и хуже.
А ужас? Где ужас, что я умираю,
Вот здесь, на асфальте, распятый судьбою,
«А может быть, кто-нибудь дом его знает?»
О, нищие люди! Теперь я спокоен.
Мой дом – это детство. Мой дом – это юность.
Мой дом – это губы двух девушек юных.
Мой дом – это солнце над нашей планетой,
Где нет ни границ, ни замков, ни запретов.
Мой дом – это вы! Не поймете? Тем хуже…

Звенящее утро. Хрустящие лужи.
Мы никогда у сильных не просили,
Не жили в долг, не пели на заказ...
(В.Туриянский)


 


* Новинки раздела Барды. Сопутствующие материалы


http://f25.ifotki.info/org/12da05a1b64230d51a5500da14a2e2904d325b335995363.jpg

книги: Владимир Высоцкий - пополнение библиотеки

Автор: electrik
Дата: 23.03.2019
Просмотров: 5443
Ответов: 7


http://f23.ifotki.info/org/277a1ac6c9da8291dc55f1c79de85e284d325b324521187.jpg

книги: Михаил Анчаров

Автор: electrik
Дата: 10.11.2018
Просмотров: 470
Ответов: 0