Advanced Search

АвторТема: Конкретный разговор о конкретных песнях - Шансон-гостиная:Любовь Успенская  (Прочитано 2013 раз)

Декабрь 06, 2005, 21:24:32
Прочитано 2013 раз

Оффлайн onlyguest

  • Пользователь

  • *

  • Пользователь №: 375

  • Сообщений: 112

  • Сказал спасибо: 0
  • Получил спасибо: 4

  • Дата регистрации:
    28-11-2005


  • Дата последнего визита:
    Сентябрь 19, 2007, 19:30:57


 Больше узнаёшь о человеке - по-иному слушаешь его песни...

Люба Успенская: "Я никогда не хотела быть блатной певицей"

Года полтора-два назад Люба неожиданно исчезла с ТВ-экранов, концертных афиш, витрин аудиомагазинов. Никто толком не знал, что с ней случилось, но поговаривали, что Люба решила вернуться в Америку - то ли насовсем, то ли передохнуть. За эти два сезона много чего произошло. На эстрадном горизонте появился "аудиодвойник" Успенской - девушка по имени Катя Огонек. Казалось, поезд Успенской ушел, но в миллениум она вдруг объявилась в наших краях по приглашению "Conti-group" и дала сразу четыре новогодних концерта в лучших клубах Петербурга. Она приехала со своим мужем, бизнесменом Александром, 11-летней дочкой Таней, певицу повсюду сопровождал ее любимый автор - питерский композитор Игорь Азаров. Жила артистка в гранд-отеле "Европа". Словом, все было как в лучшие времена!
За кулисами "Олимпии" Люба нашла время ответить на вопросы вашего корреспондента.

- Люба, где вы остановились в Москве? В отеле или у друзей?

- Мы только-только переехали в новый дом-кондоминиум, где еще даже телефонная линия не подключена, лифт не работает, люди начинают заселяться...

- Так вас можно поздравить с новосельем!

- Нет, мы просто сняли квартиру...

- Сняли в новом доме, без телефона и лифта?!

- Раньше мы в центре жили, но теперь перебрались на Волоколамское шоссе, потому что там находится новая школа от американского посольства (ее прямо в лесу построили!), в которой наша дочка Таня после зимних каникул приступит к занятиям. До дома ей - буквально тысяча метров.

- Когда вы уехали из России в Лос-Анджелес? Все произошло так тихо...

- Почему я уехала?.. Я очень много гастролировала, муж был большей частью со мной, и в конце концов мы в Америке запустили наши дела, наш бизнес. Там была полная неразбериха, и я решила немножко побыть дома, разобраться со всеми проблемами. Я прикидывала, что задержусь в Лос-Анджелесе, чтобы в спокойной обстановке подумать о новой программе, попробовать записать новые, более модные песни, немножко поменять свой имидж...

- И это удалось?

- Не в полной мере. Домашняя атмосфера, конечно, расслабляет. Тем более после стольких лет изнурительных гастролей. Но мыслей своих о перемене имиджа я не оставила, с ними прилетела в Россию. В Америке начала работать над новым альбомом, записала несколько песен моих любимых питерских авторов: композитора Игоря Азарова и поэта Регины Лисиц. Словом, Люба Успенская станет более модной певицей.

- Боже, неужели ударитесь в рэп, хип-хоп?

- Нет, так далеко еще не шагнула. Это будет поп-музыка, но более интеллектуальная, чем раньше. И вообще я поднимусь на ступеньку выше.

- А круг авторов вы сузили только до Азарова и Лисиц?

- Я записала песню "Случайные связи" Саши Лукьянова на стихи Ларисы Рубальской, по этой песне я - традиционна, такая, как меня привыкли воспринимать.

- Не боитесь, что публика не воспримет вашего нового имиджа?

- Конечно, не хотелось бы ошибиться. Но вообще-то я редко ошибаюсь...

- По-моему, смена имиджа у вас уже началась: в Петербург вы приехали с короткой прической...

- Во-первых, очень удобно на гастролях, а с длинными волосами я намаялась - мне легче спеть два концерта, чем свою голову расчесать. Поэтому накануне визита в Россию пришла в очень крутой салон в Лос-Анджелесе, где стригутся Шарон Стоун, Элизабет Шу и многие другие. Сказала самому известному мастеру: "Сделай из меня Шарон Стоун! Получится у меня?" А он ответил: "У тебя будет лучше, потому что у нее совсем нет волос".

- Этот суперцирюльник знает, кто вы такая?

- Он знает, что я певица, но этим его не удивишь. Он сам выходец из Франции, но уже много лет живет в Америке, работает со всеми звездами. Я говорю ему: "Ты подстриги меня покороче. Покороче, потому что я долго тебя не увижу..." Так, наверное, говорят, когда в ссылку собираются (смеется). Он меня спрашивает: "А куда ты едешь?" - "В Санкт-Петербург". И тут он растаял: "Это мечта моей жизни - побывать в Санкт-Петербурге". Оказалось, его клиент Элизабет Шу снималась в России в каком-то фильме и пригласила его поехать на съемки в качестве стилиста, но нужно было слишком долго отсутствовать...

- Рискну предположить, что после такого диалога ваш мастер так расчувствовался, что снизил вам цену...

- Ну, конечно (смеется). Взял "всего" 400 долларов.

- Находясь в Лос-Анджелесе, вы совсем не работали?

- Почему? Иногда выезжала на непродолжительные гастроли в Германию, концертировала по Америке. Прошлым летом мы решили поработать на двоих с Шуфутинским: одно отделение - он, другое - я. Мне казалось, что русскоязычные эмигранты-американцы не такая горячая публика, как в Москве, Питере, Сибири, но после концертов в Нью-Йорке, Детройте, Кливленде, Чикаго я готова изменить свое мнение. Причем буквально через месяц после окончания тура мне позвонил устроитель гастролей: "Давайте повторим". Но я сказала: "Не сбивайте меня, у меня сейчас другое настроение, я готовлюсь к поездке в Россию". Тогда он сказал: "Если надумаешь сделать перерыв, то мы ждем тебя в Америке!".

- Кто бы мог подумать, что так изменится ситуация и вы будете рваться из Америки в Россию!..

- Я провела в России пять сумасшедших лет. Бывало, в день давала по четыре концерта. После второго я уже лежала, мне растирали ноги, делали все, чтобы как-то поднять, но после третьего вдруг появлялись такие силы, что могла и пятый отработать. У меня сейчас возникло подобное состояние. Я прилетела в Москву, сразу помчалась в Тюмень, там заболела и с температурой 38 пришлось ехать в Питер, где в Новый год я должна была выступить сразу в "Гигант-холле", "Олимпии", "Астории". Я была больна, говорить не могла и стала просить Бога: "Я знаю, как я люблю Питер и как меня здесь любят. Я прошу, чтобы эта любовь помогла мне отработать этот новогодний марафон!"

- Помогло?

- Я сама себе удивляюсь. Вышла на сцену и пела так, как будто мне ничего не мешало - ни горло, ни нос заложенный. Я вылечилась!

- Потрясающе! Обычно, приезжая в наш сырой климат, певцы, наоборот, испытывают проблемы с голосом...

- Все правильно. У меня в этот раз бэк-вокалистка заболела. Но со мной особая история. Питер меня никогда не подводил. 2 января я проснулась в "Европе" и пошла гулять по центру, накинув капюшон. Люди были такие радостные. Я тоже дышала полной грудью, приятно: я как будто к себе домой вернулась.

У меня есть давнишняя мечта - купить в Петербурге квартиру. Если бы Москва не была таким монопольным центром шоу-бизнеса, я бы давно поселилась в вашем городе.
- Люба, многие поклонники ранней Успенской после вашего "романа" с традиционной эстрадой теперь, наоборот, ждали, что вы возвратитесь к русскому шансону, к блатной песне...

- Я никогда не хотела быть блатной, шансонной певицей. Одну песню спела, и меня сразу же приписали туда. Но я не понимаю: за что, почему? Почему Алла Борисовна исполнила "Девочка секонд-хэнд", и никто не стал считать ее шансонной, блатной певицей? Посмел бы кто-нибудь ей такое сказать! Я вообще не понимаю, почему жанровая песня здесь, в России, считается блатной.

- То есть поклонникам ранней Успенской не на что рассчитывать...

- Ну почему! Если появится классная песня, которая даст мне настроение, я почувствую, что хочу ее спеть, то почему нет? Я буду петь все, что мне нравится. Но из блатного репертуара мне пока не понравилось ничего.

- На скольких языках вы поете?

- Ровно полгода назад я подписала контракт с одним армянским продюсером. Есть такой прекрасный певец, звезда номер один в Армении, - Тато Симонян. Поет парень так, что конец света, вынимает все внутренности. И вот попросили меня спеть с Тато дуэтом.

- На каком языке?

- В том-то и дело, представляете: на армянском! Мы записали сингл, и он был "солд аут" (весь распродан) в Америке, Франции, Греции, Турции, везде, где живут армяне. Многие мои друзья - американцы, русские - тоже с удовольствием слушают этот красивый дуэт.

- А с Шуфутинским дуэтом вы в летних совместных концертах что-нибудь новенькое спели?

- Только "Люба-Любонька". Хотели сделать еще что-то, но поездка была тяжелая, в самую жару, и мы просто поддались лени...

- Люба, несколько лет назад вы рассказывали мне о том, что любите вышивать подушечки, что у вас это отлично получается, из-под вашей иголки выходят просто произведения искусства. Правда, тогда сетовали, что нет времени на это увлечение...

- Дома я наконец получила такую возможность. Купила безумно дорогое полотно - какой-то известный художник сам, от руки, нарисовал этот узор...

- Сколько же стоит такое полотно?

- Боюсь даже произнести. Еще украдут ее у меня, хотя я в надежном месте спрятала. (Смеется). Так вот представьте, я потратила на эту работу шесть месяцев, почти все вышила. Каждый день трудилась, и хотя это, конечно, кайф, азарт, но у меня рука была просто больная.

- Это правда, что вы однажды оказались в американской тюрьме?

- Чуть было не попала... Мы с друзьями отмечали какой-то праздник в ресторане, я выпила и потом села за руль. Настроение было боевое, я помчалась со скоростью сто двадцать миль, другими словами, под двести километров. Естественно, машина, несущаяся с такой быстротой, привлекла внимание полиции. Меня вынудили остановиться и немало удивились, увидев женщину за рулем. Взяли у меня тест, помню, надо было по ровной линии пройти, а потом следить глазами за пальцем, что маячил у моего носа. Причем когда палец шел вправо, то я смотрела влево, и наоборот. Короче, надели наручники и привезли меня в участок. Ночь я отсидела, протрезвев окончательно. Выйдя наутро, сказала себе: "Боже мой, я больше никогда не хочу туда попадать" - хотя это была цивилизованная камера, не российская.

- Вам пришлось заплатить большой штраф?

- Потом началось самое муторное. Я заплатила штраф три тысячи долларов, к тому же мне резко повысили страховку (вместо пятисот долларов - полторы тысячи!). Я была приговорена к принудительным работам, посещала класс алкоголиков... Вы, наверное, и не слыхали о том, что это такое.

- Почему же? Михаил Шуфутинский довольно подробно описал подобную ситуацию в своей книжке...

- Смотри-ка! Я и не знала, что Миша туда тоже попадал. Но там, наверное, все артисты побывали - куда ж нам деться, если темперамент бьет через край.

- Какие выводы вы сделали из содеянного?

- Зареклась: в жизни пьяной за руль не садиться.

http://www.shanson.org/ARTICLES/ljuba.html

Люба УСПЕНСКАЯ: "Я хотела бы найти мужчину сильнее себя и стать слабой и беззащитной. Не повезло..."

Любовь Успенская - уверенная в себе личность, интересный собеседник, просто красивая женщина. Прежде женщина, а потом уже звезда. Прежде сильная, а потом уже знаменитая. Словом, сильная женщина со всеми ее недостатками, страхами и надеждами.

Люба много, взволнованно говорит, подчас не договаривая фразу и сразу же начиная вторую. Подобно многим творческим людям, ей присущи быстрые перепады настроения, она необычайно эмоциональна и искренна. При этом совсем не страдает звездной болезнью.

"ПРЕДСТАВЛЯЕТЕ, ЧТО ТАКОЕ В РЕСТОРАНЕ НАВЯЗЫВАТЬ ПЕСНИ СОЮЗА УКРАИНСКИХ КОМПОЗИТОРОВ?"

— Любовь, на заре своей славы вы пели в ресторанах. К ресторанным певицам нередко относятся снисходительно. Но вы всегда оставались на высоте. За счет чего, по-вашему?

— Все за счет моего таланта, работоспособности, душевности. Я пела на заре славы не только в Киеве, но и в Кисловодске, в Ереване. Люди, говорящие на другом языке, чувствовали меня, понимали и относились ко мне не как к певице ресторанной, которая пожизненно поет в ресторане и умрет в нем, а как к певице, которая заслужила быть на высоте.

Меня уважали за мою работу, вкус, подход к песне, неординарность, искренность... Каждый человек в жизни своей переживает трудности и проходит через что-то. Я уверена, что если вы спросите сегодняшних звезд, с чего начиналась трудовая карьера, очень мало кто скажет, что начал петь сразу на большой сцене во дворце "Украина".

— Но все-таки бывали моменты, когда вам приходилось отстаивать свое мнение?

— Бывали... Знаете, я столько за это заплатила... Вот, например, когда в Киеве работала, существовало Киевское объединение музыкальных ансамблей. Они требовали с ними утверждать программу. Представляете, что такое в ресторане навязывать песни Союза украинских композиторов? Там такая дребедень! Если это исполнять, все разбегутся.

Я пела что хотела. Потом мне, конечно, высказывали, переводили из центрального ресторана в провинциальный. И люди сразу же уходили за мной... Меня не могли ни убить, ни уничтожить. Я все равно делала что хотела. Пела только то, что хотела. И сейчас тоже.

"СИЛЬНЫЕ — ТЕ, КТО МОГУТ ЗАПЛАКАТЬ"

— Есть какие-либо принципы, которыми вы готовы поступиться ради чего-то или кого-то?

— Я не всегда бываю права. Прислушиваюсь к тем, чье мнение уважаю и ценю. Это мой композитор Игорь Азаров, его соавтор поэтесса Регина Лисец. Ну и еще есть жизненные моменты, когда ты идешь на что-то ради того, чтобы не запятнать свою честь и совесть. Вот, скажем, я плохо себя чувствую, очень высокое давление. Магнитные бури... Приехала прямо из постели, доктор у меня сидел. Но все равно выступлю. У меня же весь номер завален цветами! Зрители в зале, люди из окружения президента... Людям, приславшим цветы, звонили, благодарили. Они ответили: "В зале сидим, специально ждем вас...". Как же я могу подвести?! Сделаю все возможное, чтобы подняться и спеть. И потом уже никто не узнает, как мне плохо или хорошо.

— Вы производите впечатление сильного человека...

— Это правда...

— Никогда не хочется почувствовать себя слабой, беззащитной женщиной?

— Я бы хотела... Хотела бы найти мужчину сильнее меня и почувствовать себя действительно такой слабенькой... Беззащитной женщиной. (Вздыхает).

— Каким должен быть этот человек?

— Я бы у вас спросила: "Каким?". Не-е-т, не повезло. Рядом со мной есть такие же сильные люди, как я. Но сильнее нет никого. Поэтому, к сожалению, не могу расслабиться и почувствовать себя беззащитной...

— Плачете вы, наверное, редко.

- (Тихо и грустно). Как раз-таки сильные люди — это именно те, которые могут заплакать. Когда таких людей подводят, предают, они способны плакать так, что всем плачущим хватит...

— С вами такое случалось?

— Конечно... Меня неоднократно предавали. Мало того, пользовались моей добротой, доверчивостью. Это было по молодости и неопытности. Потом я научилась немножко распознавать людей, и такое стало случаться реже. Но все равно происходит.

Наверное, на пути всех сильных, талантливых, успешных личностей попадаются те, кто им завидует. Люди с нехорошей энергетикой. Я их исключаю из своей жизни навеки...

"С КЕМ-ТО ПЕРЕСПАЛ? ЭТО НЕ ПРЕДАТЕЛЬСТВО. ПРЕДАТЕЛЬСТВО — ЭТО КОГДА ЧЕЛОВЕК ГОВОРИТ, ЧТО ЛЮБИТ, А ПОТОМ ТЕБЯ ЗА ГЛАЗА С КЕМ-ТО ОБСУЖДАЕТ"

— Кто же они, эти люди?

— Те, кому я помогла. Благодаря мне они разбогатели. А потом предали меня. Я не хочу сейчас прямо говорить, приводить примеры... Тот, кому это адресовано, поймет. Но вы знаете, я поняла для себя: те, кто не умеет ценить добро, подаренное им Богом, плохо заканчивают.

— Стало быть, предательство простить не можете?

— Его нельзя прощать! Можно простить измену любовника, любимого человека. Это нормально, это же жизнь... Всякие ситуации бывают. Но предательство я не прощаю.

— Для некоторых предательство как раз в измене заключается. А для вас в чем?

— С кем-то переспал?! Это не предательство! Предательство — это когда человек говорит, что любит, а потом за глаза тебя с кем-то обсуждает.

— Как вы считаете, настоящая дружба в шоу-бизнесе возможна?

— Нет понятия: "Дружба в шоу-бизнесе". Есть просто дружба и люди, которых я люблю в этом нашем шоу-бизнесе... Вот Боря Моисеев! Мой любимый дружок. Кем бы он ни был на этом свете, я его люблю как хорошего, настоящего еврейского товарища.

http://www.bulvar.com.ua/arch/2005/15/42ef62af9797d/

Любовь Успенская. Не шансонетка - звезда "Шансона" [/color]

Всенародная любимица Любовь Успенская собирается записывать в студии песню группы «Ума Турман», которую они специально написали для нее. А совсем недавно она презентовала свой клип на песню "К единственному нежному" и получила на "Шансоне года" премию - "Единственная нежная".

- Вас называют королевой шансона. Что для вас значит этот жанр?

- В России, конечно, понятие «шансон» искажается. То, что звучит по радио, - это не настоящий шансон, не шансон в классическом смысле. Для меня шансон - это прежде всего песня, любимая народом, образная, фольклорная. В новом альбоме много экспериментов со стилями, модные ритмы, аранжировки. Есть песня застольная, я бы даже сказала, романсово-застольная.

- Люба, хотя вы и частый гость в Москве, но постоянно проживаете в Штатах. Часто встречаются звезды на улицах Лос-Анджелеса?

- Без этого не бывает. Я живу на одной из самых престижных улиц, Сансет Бульвар, где случаются все тусовки, съемки и расположены лучшие рестораны. Можно сказать, что звезд я не вижу только у себя дома. Можно встретить кого угодно - от Тины Тернер до Джона Траволты. Траволта к тому же такой высокий, видный, не узнать его просто нельзя.

- А принято ли брать автографы, или на Сансет Бульвар живет такая публика, которая автографы не берет?

- Да как-то не принято, в основном этим туристы занимаются. Правда, моя дочь увлекается коллекционированием автографов. Таня без ума от актрисы Сальмы Хайек, очень ей понравился фильм «Фрида». Однажды в одном из ресторанчиков мы увидели Хайек, которая обедала со своей матерью, и актриса с радостью дала Тане автограф.

- А вы любите давать автографы?

- Вы знаете, особенно радует, когда подходят молодые люди и просят автограф… для девушки. Моя основная аудитория - женская. Я считаю, завоевать любовь женщины - завоевать доверие, а это очень ценно. Мужскую аудиторию заинтересовать намного проще.

На моих концертах обычно разная публика бывает, но чаще - люди, которые в жизни уже кое-что повидали, испытали. Именно такие понимают мое творчество, именно для этих людей я пою. И детей много, их любимая песня - «Пропадаю я».

- Что для вас дом и где ваш дом?

- Дом - это там, где тебе хорошо.

- Можно ли жить в России по законам американского шоу-бизнеса?

- Нет, они и мы - земля и небо. Одно наше пиратство чего только стоит.

- Один из ваших альбомов, который вышел после долгого перерыва, назывался «Горький шоколад», а сами вы шоколадками балуетесь?

- Шоколад ем редко, понемногу и по настроению. Хотя, действительно, предпочитаю темный шоколад, с горчинкой.

- А всякие "макдональдсы"?

- «Макдональдсы» и здесь есть, но это же не значит, что все любят гамбургеры и чизбургеры. Здесь «Макдональдсов» больше, чем в Америке, это я могу точно сказать. В Москве натыкаешься на них чаще, чем в Лос-Анджелесе.

- А правда, что они разрешают своим детям есть все, что угодно, и поэтому там дети такие упитанные?

- Знаете, это здесь так рассказывают, а на самом деле в Америке дети нормальные и ухоженные. Там даже следят за тем, органическая это еда или нет. Все должно быть выращено на здоровой земле без удобрений и химикатов.

- Вы не часто появляетесь на публике в драгоценностях. Вы не считаете, что они украшают женщину?

- Не могу сказать, что с ума схожу по драгоценностям, я не большой их любитель. Если надеваю, то только один камень – бриллиант. Единственное, что я действительно люблю – это кораллы. Мне нравятся и цвет, и сам камень. Это, пожалуй, все, что я сама бы пошла и купила для себя.

Драгоценности мне не очень нравятся, поэтому я могу спокойно проходить мимо ювелирных магазинов, каких-то колец, цепочек. Но я люблю менять часы. А вот всякие серьги, ожерелья – это не мое, они мне мешают, раздражают, и я стараюсь надевать их в редких случаях. А если вечерний наряд, я могу надеть только одни серьги и одно кольцо – это все, что я решаю надеть. Вот вчера на выступлении на руке у меня висел браслет, и он меня так раздражал, что я во время пения его сняла и бросила звукорежиссеру.

Когда перед концертом моя костюмер берет мою шкатулку с драгоценностями и спрашивает: «Что мы сегодня наденем под костюм?» Я всегда говорю: «Ой, сейчас не спрашивай, все потом, потом…!» Наряды – то же самое. У меня много вещей, и если какая-то вещь мне натирает, или я чувствую, что она более открыта, чем нужно, я ее уже не надену – это платье будет вечно висеть. Все должно быть комфортно, я должна чувствовать себя уютно.

- Вы любите скорость?

- Я водитель-лихач.

- Колесо поменять сможете?

- Нет, я пользуюсь услугами авто-сервиса. Зачем нам женщинам мосты возводить и дороги строить? К тому же руки беречь надо.

- Как вы относитесь к соперничеству между мужчинами и женщинами-водителями?

- Я на дороге веду себя интеллигентно. А человеку, который говорит: «Не садись за руль, ты всех расшибешь», голову открутить готова.

- Что пожелаете мужчинам за рулем?

- Не смотреть по сторонам на красивых девушек (смеется). Соблюдать дистанцию.

- По гороскопу вы Рыба. Как относитесь к воде?

- В ванной поваляться люблю, а вот плавать не люблю. Нравится смотреть на воду. Это успокаивает. Правда, когда видишь разбушевавшейся океан, это немного пугает. Зато именно в такие моменты кажется, что ты постигаешь величие природы и стихии…

http://www.peoples.ru/art/music/stage/uspe.../interview.html

Любовь УСПЕНСКАЯ: «Я не поверю, что люди живут без расставаний!»

— Люба, ваш отъезд — дела минувших дней. И все-таки давайте вспомним, как это было, — вы сразу уехали в Америку?

— Нет, в то время все выезжавшие сначала отправлялись в Австрию, где был своеобразный перевалочный пункт и оформлялись документы. А потом все ехали в Италию. Там я подала документы на выезд в Канаду — в этой стране к тому времени обосновалась наша семья. Но мои друзья отговорили меня, сказав, что шансов реализовать себя как певицу в Нью-Йорке будет больше. Я поверила, начала всю процедуру подачи документов заново и осталась в Италии на целый год. Я очень полюбила эту страну, даже выучила итальянский язык. Мы с моим бывшим мужем жили тогда в предместье Рима, в приморском городке Ладисполь. Туда перебирались все наши эмигранты. После нашего массового «переселения» этот городок просто ожил. Итальянские мужчины с утра пораньше расфранченные гоняли по городу на автомобилях, бросая страстные взгляды на наших русских девушек. Причем всех наших девчонок они знали по именам. А их жены-итальянки устраивали настоящие забастовки с требованием нас выселить, потому что «русские эмигрантки отбивают у них мужей!» Тогда было очень веселое время! Кстати, в Италии я познакомилась с одним итальянцем, торговцем антиквариатом. Это был не роман, а дружба на почве общего увлечения музыкой. И вот он предложил мне следующую авантюру: вместе с ним ездить по соседним городкам и предлагать богатым гражданам предметы старины. В одиночку ему не всегда удавалось это сделать, потому что часто ему даже не открывали дверь. «Понимаешь, Люба, — жаловался мне друг, — приезжаю я в дом к какому-нибудь профессору и говорю: «Я Альдо из Ладисполя», а он мне в ответ из-за двери: «Пошел вон!» А так по плану он говорил: «Здравствуйте, я Альдо из Ладисполя в компании с русской певицей!» Итальянцы очень любят женщин, и не открыть в такой ситуации дверь никто бы не посмел. А для Альдо главным было попасть в дом, а там уж он что-то да продал бы. Мне же полагалась плата в любом случае. Но продлилось это не долго. Получив разрешение на въезд в США, я отправилась в Нью-Йорк.

Как сейчас помню, приехала в среду, а в пятницу уже выступала в ресторане. Меня сразу же взяли. Я тогда удачно познакомилась с Мишей Шуфутинским, и мы создали первый мой альбом. Я смогла записать его на свои деньги, чего сделать тогда здесь, у нас, было практически невозможно. Он был самым популярным альбомом, который я когда-либо создавала в своей жизни.

— Наверное, после приезда в Америку вам было тяжело — все-таки другая страна, другие традиции?

— Конечно, тяжело… Особенно первые пять лет. Ведь там совершенно другой язык, у людей менталитет абсолютно другой. Мы уезжали, совершенно не зная английский, а когда не знаешь языка, то ты, словно инвалид, абсолютно беспомощен, и даже при самом удачном расположении обстоятельств не можешь полноценно жить.

— Интересно, а как вы познакомились с вашим мужем Александром?

— Нас познакомил общий знакомый. Как-то он мне сказал, что у него есть друг и что ему кажется, мы друг другу подойдем. Наверное, потому, что Саша любит читать, и я тоже люблю книги. Он любит музыку, я ее тоже очень люблю. Опять же жизнь в чужой стране — у нас были общие проблемы, мысли. И вот этот наш общий друг привел ко мне домой Сашу, которого я никогда до этого не видела. Это было «слепое» свидание. Я просто слышала, что есть очень красивый мужчина, в которого влюблены почти все девушки в городе. Меня это так заинтриговало, что захотелось его увидеть. Вот так все и закрутилось.

— Тяжело было «отбивать» его у девушек?

— Нет, я так и не успела ни у кого его отбить, потому что он как раз в это время не был никем увлечен. Так что мне повезло. Мы встретились тогда у меня дома, потом пошли в ресторан и после этого не расставались.

— А как вы решились к нему уйти?

— Все было не так уж и просто. Но это, скорее всего, была любовь с первого взгляда, и я не хотела терять Сашу. А потом, когда я стала его все больше и больше узнавать, поняла, что просто больше не смогу вернуться в семью. Я подумала, что, если упущу его, другого такого мне уже не встретить. А потом он мне сказал: «Я знаю, что ты замужем, но влюбляюсь в тебя все больше. Ты должна выбрать одного из нас, иначе я не могу». И я сделала выбор. Мы поженились, а вскоре я родилась наша Танечка… Кстати, Александр на третий день знакомства подарил мне кабриолет, про который я с легкой руки Ильи Резника потом пела. С Александром мы вместе уже 17 лет, и могу с уверенностью сказать, что он — мой окончательный муж!

— И что — все эти годы прошли гладко-мирно-красиво?

— Я не поверю никогда, что люди живут гладко-мирно, без всяких бурь, без расставаний. К тому же я такой человек, что спокойная, размеренная жизнь просто не для меня. И еще я считаю, что у людей, которые не ссорятся, просто нет чувств друг к другу. У нас тоже всякое бывало. Мы и ссорились, и расставались, но, главное, у нас всегда было желание быть вместе, вернуться обратно друг к другу.

— А по-русски она тоже быстро научилась читать?

— Да, в 3–4 года она много смотрела обучающие передачи, где учили русскому языку. Так что в три года она говорила уже на двух языках. Она с большим удовольствием едет в Москву и в последний раз, когда мы были в Лос-Анджелесе, все нас торопила: «Мама, я уже не могу дождаться, когда мы поедем домой». И меня это очень радует, потому что я тоже скучаю по нашей столице, и, когда остается недели 2–3, сплю и вижу, когда мы увидим наше аэропорт Шереметьево.

— Сейчас Тане уже 13 лет. Вы, наверное, уже начали входить в переходный возраст?

— Ой, да! Танечка сейчас начинает показывать свой характер — то, чего мы никогда не знали и не видели. В ней словно какой-то бес сидит! Она все пытается делать наперекор, считает, что все знает, и наши советы ее не волнуют. Мы это понимаем, так как были к этому готовы: у моих друзей дети постарше моей Танечки, так что мы уже видели примеры подростково-тинэйджерского возраста. Я поняла, что мне себя нужно как-то перевоспитать, взять в руки и не обращать внимание на ее капризы, ожесточенность. Это, конечно, очень тяжело, ведь думаешь, почему твой ребенок так себя ведет, ведь ты мать, и она должна тебя уважать, подчиняться. Но в жизни нужно быть гибкой, знать, как себя вести с ребенком, для того чтобы его против себя не настраивать.

— А из-за чего Таня может вспылить?

— Это непредсказуемо, она на любую мою реплику или замечание может агрессивно среагировать. Я думаю, что меня поймут любые родители, которые проходили через это. Она хочет быть независимой, я уже полгода как это почувствовала. Не дай Бог, кто-то покажет Тане, что она еще маленькая девочка. Например, я отдаю распоряжения нашей домработнице — проследить, чтобы Таня вовремя легла спать, и что тут начинается! Танечка начинает ко мне обращаться по-английски, чтобы няня не поняла: «Почему ты ей говоришь? Я что, маленькая? Что, нельзя мне сказать?!» В общем, не дай Бог, на каждый такой момент у нас начинается в доме война, которую я опять-таки пытаюсь успокоить.

— А папа как реагирует на такие вспышки?

— Саша в этом плане у нас дипломат, он и раньше был таким и сейчас такой же. Он мужчина, им вообще в этом плане с женщинами легче. А если я уезжаю на гастроли, он занимается дочкой, талантливо обходя все острые углы.

— Люба, недавно у вас в семье появился еще один равноправный член семьи.

— Да, теперь у нас есть еще один маленький бэби — йоркширский терьерчик Фрэнки. Это маленький проказник, которому тоже все разрешают делать в доме. И за это не наказывают, а целуют. Вот тут-то я беспомощна и в воспитании не могу проявлять строгость.

— А Татьяна как к нему относится?

— Да как мама, а меня хочет в бабушки записать! (Смеется.) Представляете? В бабушки! И когда я с гастролей звоню домой по телефону и прошу подозвать к трубке Фрэнки, чтобы он мне что-нибудь тявкнул, она говорит: «Фрэнки, иди, тебя бабушка к телефону просит!» Но я сопротивляюсь, как могу!

http://www.peoples.ru/art/music/stage/uspe...ya/history.html




Декабрь 07, 2005, 16:06:07
Ответ #1

Оффлайн Babushka

  • Приват

  • ****

  • Пользователь №: 3

  • Сообщений: 2 702

  • Сказал спасибо: 0
  • Получил спасибо: 217

  • Дата регистрации:
    31-10-2005


  • Дата последнего визита:
    Февраль 24, 2015, 23:41:50


 onlyguest, большое спасибо! ;D  

Декабрь 07, 2005, 21:55:09
Ответ #2

Оффлайн BEN54

  • Пользователь

  • *

  • Пользователь №: 19

  • Сообщений: 540

  • Сказал спасибо: 4
  • Получил спасибо: 15

  • Дата регистрации:
    08-11-2005


  • Дата последнего визита:
    Август 22, 2019, 20:06:45


 Оnlyguest!!! Спасибо,очень интересно. :D