Advanced Search

АвторТема: ЗИНОВИЙ БЕЛЬСКИЙ (Интервью) - Ж-л "Вне закона" № 36 от 04.09. 2006 г.  (Прочитано 3534 раз)

Сентябрь 10, 2006, 00:47:37
Прочитано 3534 раз

Оффлайн Руста

  • Пользователь

  • *

  • Пользователь №: 9

  • Сообщений: 3 600

  • Сказал спасибо: 0
  • Получил спасибо: 213

  • Дата регистрации:
    01-11-2005


  • Дата последнего визита:
    Август 07, 2010, 01:22:38


 
Звезды шансона: ведущая рубрики - Яна Счастливцева

ЗИНОВИЙ БЕЛЬСКИЙ:
«Я В ДЕТСТВЕ БЫЛ РАЗБОЙНИКОМ» [/color]



С песнями Зиновия Бельского любители шансона и просто хорошей музыки познакомились не так давно. Однако многие из его композиций, например, «Я желаю тебе добра» и «Сумей простить», покорили сердца слушателей. Да это и не мудрено: творчество Зиновия отличается не только душевными текстами, но и действительно качественной музыкой.

Березовая каша [/color]

– Зиновий, как вы вспоминаете свое детство?
– Я родился в Чернигове, на Украине. Детство прошло с уличной шпаной, именно с тех пор я полюбил шансон. Для родителей был послушным ребенком, а вот школу редко посещал, за что меня не взяли из восьмого в девятый класс. Зато у меня были успехи в музыкальной школе, хотя среди нас, ребят, учеба в таких заведениях престижной не считалась. Поэтому музыкалку посещал тайком от своих одноклассников, мне очень нравились занятия там, и я был одним из лучших учеников. Вот до сих пор и занимаюсь музыкой.
– Вспомните один из забавных эпизодов той поры.
– Ой… они все неприличные, лучше не вспоминать.
– А более-менее приличный?
– Помню, было у нас такое поле, где городские власти посадили березы. Я собрал шпану, привел их на это поле вечером. Мы вытащили все березы, и каждый посадил дерево около своего дома. На следующий день ко мне пришел разбираться участковый. А вот приводов в милицию не было. Наверное, для меня стало большой наукой то, что я не попал в девятый класс. Все мои сверстники пошли учиться, а я – от обиды – тайком плакал. Потом у меня была вечерняя школа... Сейчас, анализируя прошлое, я рад, что не перешел тогда вместе с моими сверстниками, потому что у многих из них судьба сложилась нелегко, многих даже в живых нет. Но, получив серьезный урок, я не свернул на неправедный путь.

Музыкальная закалка [/color]

– Вы сразу же стали играть в ресторане?
– Да, мне были нужны деньги, родители не знали об этом. Так что ресторанная музыка прошла через всю мою жизнь.
– Родители таки узнали о вашей работе?
– Да, многие общие знакомые посещали рестораны и преподнесли матери «сюрприз», рассказав обо мне.
– Понятно ее волнение, это же очень опасно...
– Тогда считалось, что подобные заведения посещают неблагополучные люди. Но мне нравилось работать там, общаться с хорошими музыкантами, набираться бесценного опыта.


С семьёй и друзьями после выступления

– И в армии музыкой занимались?
– Да, служил в одной из частей, где был духовой оркестр. Командир наш очень любил музыку, и я играл на тубе. Этот инструмент хорошо освоил за несколько дней. Мне очень нравился джаз, и по вечерам мы закатывали концерты. Так что в армии получил большую музыкальную закалку.
– С дедовщиной приходилось сталкиваться?
– В армии она, конечно же, была, но так как я был физически здоровый – то и дедовщину обошел. А так все было – это же пьяный произвол, в том числе и офицерского состава. Сначала я даже не понимал, зачем попал в армию и приходится тратить два года. Но потом освоился и нашел себя, стало понятно, что для армии я не принес никакой пользы, а вот для себя как музыкант – черпнул много хорошего.
– Если сравнить дедовщину в те времена и сейчас, на ваш взгляд, что-нибудь изменилось?
– Не знаю. В те времена все уже было по полной программе и, думаю, ситуация не улучшилась, а, напротив, все стало только хуже. То, что мы слышим сейчас об армии, – это жутко. Жаль, что в такой великой стране не могут навести порядок.
– Чем занимались после армии?
– Поехал в Ленинград, поступил в институт, играл в ресторанах. Особенно запомнилась работа с известным джазистом Иосифом Вайнштейном.
– Вы владеете многими музыкальными инструментами?
– Я в Чернигове обучался в училище, в котором была организована группа при музыкальной фабрике, получил специальность настройщика пианино. Там узнал всю музыкальную подноготную: технологию производства и реставрацию музыкальных инструментов. А вот когда учился в Технологическом институте, мне пришлось преподавать в ПТУ. Я выпустил две группы реставраторов.
– И сколько вам тогда было лет?
– Около тридцати.


С Михаилом Шелегом

– Кроме всего, вы работали на заводе «Аккорд»?
– Да, сначала настройщиком, а по вечерам учился и играл. Потом все же ресторанную работу пришлось бросить, так как все совмещать стало нереально. Но все равно всю жизнь я играл, занимался музыкой.
– Вы прошли путь от простого настройщика до директора завода...
– Я очень наблюдательный человек и еще со времен моего обучения в ПТУ с интересом наблюдал, как складываются все производственные процессы на фабриках. Закончил институт по специальности инженер-экономист, и эти знания мне помогли в будущем. Так что на заводе я быстро влился в коллектив. Меня поставили бригадиром, потом стал начальником цеха, а после этого директором завода.

Александр Фрумин [/color]

– Как вы познакомились с нынешним директором радио «Шансон» Александром Фруминым?
– Мы знакомы очень давно, больше 20 лет. Встретились в обществе коллекционеров, когда были запрещены песни таких музыкантов как Аркадий Северный, Михаил Шуфутинский, Любовь Успенская и других. Плоды их творчества подпольно переписывались на большие магнитофонные бобины и выискивались разнообразные средства для приобретения записей. Вот в этот момент я и познакомился с Сашей. Я ему давал переписывать много записей, только тогда еще не мог понять, зачем он их коллекционирует. Например, зачем держать у себя все записи Аркадия Северного. Ведь было сложно представить, что в стране совершенно изменится ситуация, а Александр достигнет таких высот.


Бельский с Фруминым

– Как проходили в те времена подпольные концерты бардов? Устраивались какие-то сейшны?
– Все происходило на квартирах. Находились коллекционеры, у которых по тем временам была неплохая аппаратура, мы с ними общались, слушали записи. Меня всегда к этому миру тянуло и хотелось знать, чем он дышит. Вот и Саша Фрумин примыкал к нему так же.
– И через много лет вы встретились с Фруминым снова?
– Я знал о нем все, ходил на концерты, в которых принимало участие его радиостанция, но мне казалось, что Фрумин недоступен. А четыре года назад совершенно случайно встретились возле ГАИ на ул. Попова. Разговорились, я  дал ему послушать свои записи, и мы решили, что меня можно записывать для широкого круга слушателей.
– Какую вашу первую песню услышал Александр?
– Мне очень нравится Чупретов, и я спел его песни. Причем это произошло при той самой нашей случайной встрече, просто в машине у меня была именно эта кассета. Но на тот период у меня были уже записаны и свои песни.



– Вы пишете талантливую музыку, а что скажете по поводу стихов?
– Я пробовал писать стихи, но считаю, что во всем должен быть профессионализм. Поэтому взял на себя роль отвечать за музыкальную часть, а свои примитивные стихи пишу только в стол. У меня, конечно, есть песни на свои стихи, но их я редко  исполняю только в кругу друзей.
– По каким параметрам вы отбираете авторов стихов?
– Во-первых, Фрумин познакомил меня с Георгием Пугачом, который занимается музыкальным направлением шансона, мы с ним сотрудничаем. Слова для песен о Петербурге я беру у поэтессы Ариадны Лещинской. С ней тоже, кстати, познакомился совершенно случайно. Сначала купил ее сборник, посвященный 300-летию Петербурга, и мне понравились стихи, к которым захотелось написать музыку. Я разыскал поэтессу и теперь сотрудничаю с ней. Много стихов я беру у известного питерского поэта Владимира Жукова, мне очень нравится Вероника Тушнова. Когда Алла Пугачева вышла с песней, написанной на слова Тушновой «Не отрекаются любя», я захотел написать музыку на стихи Вероники. Так получились песни «Я желаю тебе добра», «Звуки дома» и другие. Сейчас появляются и новые поэтессы, например, журналистка Татьяна Алмазова. На новом диске как раз несколько песен на ее стихи.
– Наверняка к вам обращаются и очень много бездарных или слабых поэтов. Как вам удается отшить их?
– Я их не отшиваю, просто беру материал на пробу. Но часто встречаются такие произведения, которые невозможно даже положить на музыку. Конечно, поэты не очень это понимают, приходится корректно объяснять.
– Можно сказать, что популярность уже пришла к вам?
– Недавно выступал в прямом эфире, потом слушал концерт по заявкам на радио и понял, что народ знает мои песни, и они ему нравятся.


С В.Аксеновым

– А на зонах выступали?
– Выступал очень давно, когда еще жил на Украине, лет в 19. Там я гастролировал и в женских, и в мужских тюрьмах. Мне очень жалко людей, которые попали туда, ведь все равно это часть нашего общества. Кто-то попал туда за дело, а у большинства просто искалечена судьба. В чем-то я их очень понимаю, и своими песнями хочу заронить им в душу что-то светлое.
– А встреч с вами люди из МЛС не ищут?
– Однажды на радиостанции было очередное мероприятие «Формула шансона» и ко мне подходили такие люди, благодарили. Когда выступал на празднике Корюшки у Петропавловки два товарища «оттуда» сказали мне много лестных слов. Я всегда буду петь на эту тему, потому что она мне близка. Хотя сидеть я не сидел, но в детстве был разбойником.
– Как прошел ваш концерт в клубе «Леон»?
– Это для меня был первый сольный концерт, происходила запись на DVD. Я очень переживал и волновался, но после трех песен понял, что публика собралась очень теплая, и меня принимают хорошо. И все равно перед каждым выходом на сцену всегда очень волнуюсь. Все по-разному понимают шансон. В моем представлении, это уличная песня, которая была запрещена раньше. Помню, как к нам в ресторан приходили с магнитофонами и записывали, как мы пели, ведь именно там удавалось исполнять то, что не разрешалось правительством. Эти песни мы исполняли только поздно вечером, когда милиция уже уходила. А сейчас все темы открыты, и я считаю, что это здорово. Народ сам вправе решать, что ему слушать, а что нет.

Планы на будущее [/color]

– О сотрудничестве с другими музыкантами не думаете?
– Я бы хотел организовать свой небольшой оркестр, возможно, это желание когда-нибудь и осуществится. У меня уже есть на примете музыканты высокого уровня.
– А о карьере политика не думаете?
– Нет, я по жизни созидатель, мне больше нравится организовывать.
– Расскажите о своей семье. Как вы познакомились с супругой?
– У меня это второй брак.
– Ваши творческие планы?
– Писать хорошую музыку. Сейчас я окружен очень многими интересными и талантливыми людьми. Также ищу исполнителей, которым могло бы пригодиться мое творчество. Для меня музыка – это самое главное в жизни.


Родные места

– И, напоследок, пожелание нашим читателям.
– Читателям хочу пожелать быть вне закона. Чтобы никто не попадался под закон, все пребывали на свободе. Мира, тепла, любви, благополучия.

Фото из архива З. Бельского

В следующем номере читайте интервью с группой «Бутырка»
Оставайтесь с нами!


Сентябрь 10, 2006, 00:55:08
Ответ #1

Оффлайн Руста

  • Пользователь

  • *

  • Пользователь №: 9

  • Сообщений: 3 600

  • Сказал спасибо: 0
  • Получил спасибо: 213

  • Дата регистрации:
    01-11-2005


  • Дата последнего визита:
    Август 07, 2010, 01:22:38


 Спасибо Яне за предоставленный материал.  ^-^

Форумчан хочу проинформировать о том, что Зиновий Бельский  является посетителем нашего сайта.
В подфоруме "Исполнители шансона" существует раздел, посвящённый его творчеству -    ЗДЕСЬ

Там вы можете скачать альбомы, а также задать Зиновию вопросы  и пообщаться с ним лично.